На стороне вермахта

Русские военные эмигранты на протяжении десятков лет считали незаконченной свою гражданскую войну с ненавистным жидобольшевизмом. Наиболее активные из них сразу же после вторжения Германии в СССР поступили на службу в вермахт, СС и иные структуры. Среди них был и М.А. Губанов, подпоручик, участник гражданской войны, член Галлиполийского союза, в эмиграции инженер-химик проживавший в Праге. 4 ноября 1941г. с группой из восьми белоэмигрантов убыл в Смоленск в распоряжении немецких военных властей. Был принят на службу военным переводчиком в офицерском ранге в 214-й батальон 129 пехотной дивизии входившей в XXVII корпус 9-й армии вермахта (группа армий «Центр»).

index

В апреле 1942 г. Губанов был тяжело ранен и эвакуирован для лечения в Берлин. После выздоровления в начале 1943г. продолжил военную службу в Словакии. После войны и до самой своей смерти в 1974 г. проживал в Западной Германии. Ниже приводится донесение М. Губанова председателю Галлиполийского союза в Праге штабс-капитану Д.Доброхотову  о службе на Восточном фронте в составе немецкой армии.

Stah

20 февраля 1942г.

Постараюсь коротко описать свои впечатления за короткое время. Я получил назначение переводчиком в штаб отдельного батальона, «как переводчик в чине офицера». Уже два с половиной месяца батальон находится в распоряжении гессенской дивизии. Наш начальник дивизии заслужил теперь «Рыцарский крест Железного креста», что является, конечно, и удостоверением качества дивизии. Я сообщаю эпизоды, прожитые мною, рисующие высокие качества германской армии, в особенности её пехоты.

e921bb707a1b18c2db444750e25bba25

В конце декабря наш 214-й строительный батальон был придан поротно к полкам нашей дивизии. Штаб нашего батальона с первой ротой был при одном из пехотных батальонов. В первый день Рождества, утром в тумане, рассчитывая, по-видимому, на меньшую бдительность по случаю праздника, большевики превосходными силами потеснили нашу 3-ю роту (приданную соседнему батальону соседнего полка) и доходили на расстояние 120 метров до расположения  нашего штаба. Атака была чисто стрелковая, тяжелое пехотное оружие поддерживало атаку сзади. Из средств полка пехотный батальон, командир которого являлся и нашим начальником, был усилен взводом противотанковых, двумя взводами пехотных и взводом штурмовых орудий. В отличие от советских орудий, немецкие тяжелые средства действовали почти в упор. Бой разыгрывался в правом дефиле между двумя лесами, прикрытой отчасти овражистой рекой, не допускавшей крупной бронеатаки. По обоим берегам реки была деревня занятая нами.Фронтом мы были обращены на север, южный берег реки холмисто возвышался. Подступ для нашего снабжения (линия отхода) был в значительной мере скрыт от поземного наблюдения противника. В 1 -2 км. к северу от деревни был лес — исходный пункт большевиков. В 1200 м. к северу-западу  была сожженная деревня (где в начале была наша 3-я рота), из которой нашу деревню, как лежащую в долине реки не было видно.

b3e8767178bbd719ebbc2b7acecddaef

В этой обстановке при 25 градусах мороза разыгрался 4-й дневный бой, в течение которого усиленный батальон нанес противнику урон, почти равный своему численному составу; потери противника: 90 пленных, более 200 трупов между нашей деревней и лесом на север от деревни; если присчитать в 2-3 раза большее количество раненных, получится цифра в 700-900 человек. Дивизия еще в начале боя имела приказание в ночь с 25 -го на 26 декабря отойти на укрепленную позицию (где мы стоим теперь), но по просьбе командиров частей задержалась ещё на 3 дня. Малое количество артиллерии противника( результат потерь летней кампании) позволило оттянуть артиллерию назад и, кроме первого дня, батальон сражался без артиллерийской поддержки. В эти дни большевики пытались всегда продвинуть вперед гранатометы под прикрытием артиллерийского и минометного огня. Одна деталь: противник в 500-600 м. наступает за плетень дома, за которым стоит наш штаб, готовый открыть огонь, только что вкачены три пехотных орудия. Лейтенант 13-й роты просит: «Будьте добры, отойдите в сторону, я открываю сейчас огонь, и в ответ противник сосредоточит весь огонь на меня», — просит так вежливо, как просят посторониться в вагоне трамвая. Это офицер 10 минут тому назад пустил прислугу своих орудий  погреться по соседним избам и через минуту сметет наступающих беглым огнем. Видно, что пехота делает то, что она делала много раз в бою и чему ее еще раньше обучали в мирное время. Работает хорошая машина. И результат: потерь менее 1/10 потерь противника. «Ценой малой крови».

sfa03_sfa022800875_x.43bck73zpsu8csk4cswkk04gw.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

 

Уже 1/2 месяца наша дивизия стоит на берегу обрывистой реки (прикрыта от бронеатаки) на бункерной линии. Оборона маневренная со скелетом в бункерах — иная, чем ржичанская.

index

Месяц тому назад наш корпус производил окружение прорвавшегося противника. Наша дивизия выделила в соседний корпус один из полков . Фронт полков растянулся до 3 км. Для облегчения участи окруженных большевики делают местные попытки нажима. На участке нашей дивизии два батальона ночью проникают в лесок, лежащий в трех км. в глубине от переднего края оборонительной линии. Утром пехота восстанавливает фронт, но противник сидит в тылу в лесу, оцепленный сем. что не стоит прямо на фронте, т.е. разведывательным дивизионом, нашей второй ротой,  дивизионной санитарной ротой и чинами дивизионной хлебопекарни. Днем вся полевая артиллерия дивизии и две батареи тяжелой артиллерии стягивается к окруженным. Артиллерия прекращает существование противника. Из леса выходят группы обезумевших людей лишь для сдачи — 800 человек, остаток двух батальонов и роты лыжников.

2-wwar-28

Потери частей,  оцепивших лес, более чем незначительны: наша рота, например, потеряла одного убитым и одного раненым и около 10 обмороженных. Это смелое массирование артиллерии было возможно лишь потому, что начальник дивизии,был уверен, что его пехота устоит и без артиллерии. Характерно и для германской армии концентрация во времени, месте и силах — без страховки против случайностей. Операция была разыграна при 35 градусном морозе южными гессенцами и тюрингенцами против сибиряков.

index

Эти потери уменьшились тем, что более половины обмороженных в эти 36 часов вернулись уже в строй. Характерно, бережное отношение к человеку, настолько, как это возможно в условиях войны.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s