Концлагеря Германии без мифов и лжи

Долгие годы подконтрольные международному еврейству СМИ целенаправленно и настойчиво разъясняли  неискушенной публике всю «зловещность»  словосочетания — «концентрационный лагерь». Являвшиеся частью пенитенциарной системы Германии, работа этих исправительных учреждений давно «обросла» самыми нелепыми и чудовищными мифами: непосильный труд, медицинские опыты над заключенными, пресловутые газовые камеры и прочие выдумки еврейской пропаганды. Однако появляются всё новые и новые свидетельства людей которые объективно и непредвзято хотят рассказать  настоящую правду. Александр Неймирок, русский эмигрант проживавший в Берлине, за причастность к НТС (Народно-трудовой союз российских солидаристов) отбывал наказание в 1944-1945 гг. в германских концентрационных лагерях. Неймирок не был капо, лагерным «полицаем», а являлся обычным заключенным побывавшим в пяти концентрационных лагерях! Он оставил после себя уникальные воспоминания где утверждает, что в концлагерях не имело место специального массового уничтожения людей, а жизнь заключенных находилась в удовлетворительных условиях.

Neymirok-A.-Dorogi-i-v-strechi-2-2

Саксенхаузен, 1944г.

Sachsenhausen concentration camp

 

Станция „Саксенхаузен”. Нас выгружают и строят по пяти. — Zu fünf! Antreten! Schnell! (Это „Zu fünf! Antreten! Schnell!” превратится потом , вместе с повелительным Jos!” в как бы лейтмотив всей концлагерной жизни.) Молодые эсесовцы берут винтовки на перевес. Вокруг них увиваются, лают и прыгают собаки. Мы подходим к воротам в бесконечно длинной, выкрашенной в светло-зеленую краску, стене. Посмотреть издали на эту стену — создается впечатление средневековой крепости: на равном расстоянии эта стена прерывается башнями. Над воротами башня побольше и повыше, с часами под крышей. На нас глядит надпись: „Schutzhaftlager  Sachsenhausen”. И пониже:,,Arbeit macht frei”… За воротами — „аппель-плац” : большая площадь, усыпанная песком. В центре — шест с громкоговорителем.
Roll-call-at-sachensenhausen-595x401
Вокруг площади радиусами расположены одноэтажные зеленые бараки. Каждый барак окружен цветником. На стенах бараков, непосредственно примыкающих к площади,  белой краской выписаны аршинны­ми буквами слова.  Все они вместе составляют фразу, звучащую по-русски так:„Есть только одна дорога к свободе. Ее вехи: послушание, честность, трудолюбие, чистота и любовь к Родине»…
image
Тут же на площади нас выстраивают в две шеренги  и начинается „смотр”, производимый нам, „рапорт-фюрером” — толстым краснолицым  эсесовцем с маленькими ленивыми глазами и со шрамом во всю щеку.  Смотр несложен и немноглословен. — Почему ты, грязная свинья, прибыл сюда? …жил с остарбайтершей…не являлся на работу….меня оклеветали, будто бы я рассказывал анекдоты о нашем Фюрере…В Schreibstube от нас отбирают бумажники, у кого есть — кольца и нательные кресты, заполняют анкету. Затем стригут поч­ти наголо головы, раздевают и гонят в баню. Выходя, получаем каторжную одежду, — белые с синими продольными полосами куртки  и брюки и деревянные колодки…

Из бани, как уже „полноправных” каторжан, нас гонят в концлагерное „чистилище” :

Sachsenhausen camp prisoners

карантинный блок. Все, вновь поступившие, отбывают двухнедельный карантин… Барак разделялся на два крыла — „штубы” . В каждой „штубе” два помещения — для еды и для спанья. Чистота „умопомрачительная” : полы не подметены, а вылизаны. В спальне нары в три этажа, устланные постелями — матрацы и одеяла. Всего в бараке четыреста человек — по двести в каждом крыле. Порядок дня: побудка в четверть пятого. В пять — раздача кофе или жидкого супа. В шесть — утренняя поверка („аппель”) . После поверки развод на работу. В полдень — литр супа. К шести вечера -возвращение с работ и вечерняя поверка. Затем —ужин (350 гр. хлеба с кусочком маргарина, колбасы или мармелада) и отбой. Лагерь Саксенхаузен считается образцовым -здесь жестоко, но говорят, нет произвола…

74_Bild1_Haeftlinge_beim_Baumtransport_Sachsenhausen_FSB-Archiv_Moskau_f8e7fc4e49
Вечером нас погнали на медицинский осмотр. Он происходил на дворике перед больничным бараком.Мы стояли голые на вытяжку. Разумеется, „по пять». Перед нами сидел в непромокаемом плаще эсесовский врач. Рядом с ним врач из заключенных,  в белом халате, вызывал по списку. Вызванный должен был  подбежать и, за отсутствием каблуков, щелкнуть пятками. Эсесовец окидывал фигуру безразличным взором и тыкал пальцем в своего заключенного „коллегу» то-то цедя сквозь зубы. Это и был весь осмотр.Потом, все так же голые, мы должны были ждать  очереди для рентгеновского снимка… Каждое воскресенье рабочие команды возвращались с работы в полдень. На „аппель-плаце” их встречал лагерный оркестр, наигрывавший веселые марши. Вечерняя поверка заменялась дневной и, таким образом, полдня было свободным…Чем-либо провинившихся (легко) выстраивали на плацу, и их, вместо отдыха, гоняли два-три часа шагом, бегом, вприсядку. Это называлось «спорт». Более серьезные „провинности” наказывались поркой резиновыми палками. Перед экзекуцией осужденного осматривал врач. Это часто было простой формальностью: от порки освобождались лишь те, у кого были нарывы на спине…Наконец, были случаи смертных казней.
1
Они производились либо по предписанию гестапо над людьми, отправленными в концлагерь до окончательного разбора дела,  либо по постановлению лагерного начальства, утвержденному Гиммлером или  его заместителем Кальтенбруннером…Как   я уже сказал, Саксенхазен считался образцовым лагерем…
preview
Аусенкоммандо Зеештадтль, 1944г.
В моих странствованиях по концлагерям (за десять месяцев я побывал в пяти) был и оазис. Назывался он „Aussenkommando Seestadtl…Внешний вид оазиса совсем не походил на рекламные картинки, украшающие коробки с табаком. Грязно-серые бараки. Вышки по углам изгороди из колючей проволоки. В самом лагере — ни травинки. Рядом — огромные коксоплавильни, из которых день и ночь стелется дым…
speziallager-sachsenhausen_foto_1991-11-077
Вместе с нами приехало и наспех сколоченное лагерное начальство, откомандированное от многочисленной охраны и администрации Саксенхаузена… Это — пожилые люди, призванные в армию и лишь временно причисленные к частям СС. Отношение их к нам — сочувственно-добродушное. Молод по летам лишь „рапортфюрер”… Это — молодой человек с мягкими чертами интеллигентного лица. Носит очки. В лагере шепчутся, что „рапорт-фюрер», в действительности, чех, выдавший себя, по каким-то соображениям, за судетского немца. Комендант лагеря — высокий рябой простоватый немец с железным крестом за прошлую мировую войну…
kz
Уже на другой день после нашего прибытия, мы были выстроены, и комендант лагеря произнес краткую  речь. — Все, кто чувствует себя способным к работе, пусть запишется у своих блокманов. Работающие будут получать усиленный паек, за счет фирм, с которыми я договорился. От фирм же они будут получать литр супа. Хорошего, жирного супа. Лагерное довольствие не в счет. Кто работать не может -пусть остается в бараках. Блокманы — ехавшие с нами заключенные из немцев. Еще вчера они сидели в одних вагонах с нами, как товарищи. В подавляющем большинстве они товарищами и остались. Охрана порядка была возложена на какого-то очкастого голландца. Он был единственным, кого все дружно ненавидели. Лишь он один ходил всегда с палкой, кружа вокруг продовольственного склада.  Паек неработающих: 400 граммов хлеба в день (с маргарином, мармеладом, колбасой или сыром поочередно) и литр, а то и полтора литра густой похлёбки. Работающие уже получали, сверх того, еще 200 граммов хлеба с теми же добавлениями и литр супа, от фирмы, на которую работали. По воскресеньям,  кроме супа, варился сладкий молочный кисель.
preview
  Мы поправляли железнодорожное полотно путей, ведущих к каменноугольным шахтам. Работа, нельзя отрицать , грубая и тяжелая. Но, во-первых, на нее никто не гонит, а во-вторых, когда работаешь, то никто не стоит у тебя над душой…Гражданские мастера, по-видимому, чехи, хотя они и говорят с нами по-немецки. Наш мастер — дряхлый старичок. Он приходил, покряхтывал, садился, закуривал трубку, да так и оставался сидеть весь день. Перед уходом он, почти на глазах отворачивающихся обычно в эту минуту конвоиров —двух старых солдат — совал кому-нибудь из нас га­зету. Помню, целую неделю мы работали на полотне, идущем среди нив. Там и сям, шагах в двадцати от полотна, росли в нивах яблоки и груши. Долго мы смотрели то на деревья, то на конвоиров. Наконец, их сердца не выдержали. — Пусть двое из вас идут туда, натрясут фруктов  и принесут остальным.
Fotografijas-Otra-4
Распорядок дня: подъем в шесть часов, завтрак в половине седьмого. Выход на работу в семь. Начало работы в восемь. Работа до двенадцати. Обед и отдых  до часу. Снова работа до четырех. Возвращение к пяти. Второй (лагерный) обед в пять. Ужин в восемь. Отбой в девять…Спали мы (неслыханная роскошь) на каждой койке по одному…Вечером нас разводили по баракам и запирали на ключ. Барак был разношерстным. Кого-кого тут только не было. Иногда вспыхивали драки, но большей частью жили мирно. Краж (и это в концлагере редкость) почти не было: никто не голодал…Незадолго до нашего расформирования комендант обходил бараки. Спрашивал, довольны ли едой. Тот, кто побывал за колючей проволокой, оценит всю невероятность такого вопроса. Еще более невероятен  был ответ: — Мы всем довольны. Вы делаете для нас все, что можете. Спасибо…

KZ Dachau - Befreiung

Флоссенбург, 1944г.
Мы подходим к воротам в бесконечно-длинной, выкрашенной в светлозеленую краску стене. Посмотреть издали на эту стену — создается впечатление средневековой крепости: на равном расстоянии эта стена прерывается башнями. Над воротами башня побольше и повыше, с часами под крышей. Все, как в Саксенхаузене. На нас глядит надпись: „Schutzhaftlager Flossenburg” И пониже: „Arbeit macht frei”..
1
.Двор изоляционного барака… С утра нас выгоняют во двор и держат на нем вплоть до вечера. По утрам холодно: лагерь расположен на вершине горы. С одной стороны двор примыкает к обрыву. Отсюда видно лесистое ущелье, лиловые очертания далеких гор. Но даже этот обрыв по которому и спуститься нельзя, обнесен колючей проволокой. Чтобы не промерзнуть, мы сбиваемся в кучки, прижимаемся друг к другу и греем один другого. Рядом с нами, через колючую проволоку — двор другого изоляционного барака. По нему слоняются взад и вперед люди-привидения. Тощие, какие-то не бледные, а серые с потухшими глазами…Говорят, госпиталь здесь оборудован по „последнему слову техники”, полы выстланы линолеумом, ослепительно белые простыни и на окошках цветы; уход не уступает в лучших больницах…
img122895
Воскресенье. В воскресенье ворота изоляционного пространства открываются и нам можно ходить по всему лагерю. Рассматривать, в сущности, нечего. Те же зеленые бараки, что и в Саксенхаузене, те же обязательные цветники и клумбочки, дорожки,  посыпанные песочком…Вокруг одного барака, стоящего позади других, разбит садик. Садик обнесен решетчатым забором. По забору тянется колючая проволока. Из окон барака выглядывают… накрашенные и напудренные женские лица. Право входа в этот барак имеют лишь блокманы и капо немецкой крови. Они платят за это две марки концлагерными купонами….
preview
Недалеко от барака, окруженного садиком, разбита большая брезентовая палатка. По воскресеньям  сюда притаскивается пианино, приходят лагерные музыканты, и дается концерт. Здесь исполняется музыка, которую в других местах Германии не услышишь. Оркестр играет Andante из 6-й „патетической” симфонии Чайковского…А уже перед самым отъездом меня вызвали неожиданно в писарскую. На мое имя пришла посылка. Трудно передать,  , что я пережил, получив эту новость. Много ли можно послать в посылке?  Теплое белье, несколько яблок, хлеб, папиросы…
preview
Герсбрук, 1944-1945гг.
Лагерь Герсбрук, как и прочие, разделялся на «команды». И х было много: что-то около пятнадцти…В лагере нет определенного, для всех обязательного, расписания жизни. Семнадцать бараков распределены по командам. Команды распределены по фирмам. Каждая команда зависит от определенной строительной фирмы которой она продана. Команды,  работающие только одну смену, начинают свой день подъемом в четыре часа утра…В девять — отбой. В десять — тишина. Итого на ногах — шестнадцать часов. Из них — десять часов работы, шесть на ходьбу, ожидание поезда и поверки. Работающие в три смены имеют цикл, зависящий от того, какая смена когда работает…Заработную плату получает эсесовское начальство. Она  идет по каком у-то государственному счету. Заключенные получают „концлагерные деньги” . Средняя плата чернорабочего — две марки в неделю. Капо получает от от шести до десяти марок. На эти деньги можно купить в кантине (ларьке) порошок для присыпания ног, зубной порошок и искусственный перец. Раз в месяц — пачку махорки и пачку польских папирос…
preview
В лагере невылазная грязь… Зато и не так следят за мелочами. Может быть оторван номер на куртке или брюках, можно закурить в бараке — никому  до этого нет дела. Здесь интересуются работой и только работой…Одна хорошая особенность лагеря Герсбрук заключалась в том, что простые конвойные не были эсесовцы. Это были либо „фольксштюрмеры», либо „добровольцы” из числа литовцев и галичан. Они не били. С ними отношения у нас были, как правило, самые дружественные…Как это ни странным покажется на первый взгляд,  лагерный паек никак нельзя назвать голодным. Заключенные получают утром либо горячий эрзац-кофе, либо гороховую похлебку и 200 граммов хлеба. В полдень — литр густого супа или каши с мясом, и вечером 300 граммов хлеба с ломтиком маргарина и попеременно: колбасу, творог, мармелад…
preview
Дахау, 1945 г.

Blick ¸ber den Wassergraben und den elektrischen Zaun auf die Baracken des KZ Dachau, KZ Dachau

Мы на „аппель-плаце” лагеря Дахау. С именем Дахау у всего мира связано представ­ление о чем-то кромешном, о преисподней, вознесенной на поверхность земли.
KZ-Dachau-aus-Illust
Вероятно, единственными, не разделяющими этого представления, единственными, произнесшими про себя фразу „наконец-то мы в Дахау” с чувством искреннего облегчения, были пишущий эти строки и его друзья, устало и безжизненно лежащие на песке „аппель-плаца” в ожидании неизбежной бани, неизбежной регистрации и загона на нары, в барак…Наконец, когда уже темнеет и свежеет, нас гонят в баню, затем, уже совсем вечером, загоняют в барак, и только там выдают по куску хлеба с маргарином: первая еда за весь день.  Спим по три человека на койке, заползая на трехэтажные нары. Это совсем не легкая вещь: улечься на койке втроем.В двух помещениях, рассчитанных самое большее  на сто человек, нас набивается свыше четырех­сот…Я пробыл в Дахау до прихода американцев всего три недели…Обо всем том, о чем пишут сейчас газеты  сего мира, я знал уже раньше, из рассказов друзей по заключению, побывавших в Дахау до нашего туда прибытия. Вы думаете, что они рассказывали о Дахау с ужасом? Они мечтали обратно туда!
Дахау в апреле 1945 года 20
Для тех, кто перетаскивает по морозу рельсы где-нибудь в Герсбруке или барахтается в соленой жиже где-нибудь в Кохендорфе, Дахау — вовсе не опыты над живыми людьми,  газовые камеры и виселицы. Это место, где на ногах стоишь десять, а не четырнадцать часов. Это место, где можно „словчить” — попасть в нетрудную команду. Это место, где не избивают насмерть. Наконец, это место, откуда есть шансы попасть в сравнительно благоустроенный лазарет…Французы, бельгийцы и голландцы были застрахованы от голодной смерти: лагерь располагал для них большим количеством безымянных посылок, посланных соответствующими организациями Красного Креста…Русские  организовали свой собственный „Красный Крест». Ребята, работающие на кухне, ежедневно начали приносить в наш барак бачок с супом для раздачи только наиболее слабым русским и югославам…Паек в Дахау… литр водянистого супа и ломтик хлеба в день… Но нет никакой работы. Это самое главное…
kz-historie-100~_v-img__16__9__xl_-d31c35f8186ebeb80b0cd843a7c267a0e0c81647

День проходит в ничегонеделаньи, по утрам — в ожидании обеда, днем — в ожидании вечерней раздачи  хлеба, и еще, круглые сутки, в ожидании того что нам кажется каким -то ослепительным и радостным взрывом…

Реклама

Концлагеря Германии без мифов и лжи: 2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s